?

Log in

No account? Create an account
Август 2016   01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

10 правил прозы

Posted on 2013.08.20 at 23:48
Сегодня умер Элмор Джон Леонард, писатель и сценарист, автор «10 правил прозы».

pic_287616bd84b4bc196fbdbc008dc4875d[1]
Фото: AGF s.r.l. / Rex Features / FOTODOM.RU

Вот правила, которые помогают мне оставаться невидимым, когда я пишу книгу, помогают, скорее, показывать, чем описывать происходящее. Если вы любите колоритный язык и образы, если вам нравится звук вашего голоса, тогда невидимость вам ни к чему, и можете об этих правилах забыть. Предварительно все же просмотрев.

1. Никогда не начинайте книгу с описания погоды.

2. Избегайте прологов.

3. В диалоге не употребляйте никаких других глаголов, кроме «сказал».
Строка диалога принадлежит персонажу; глагол же – это писатель, сующий туда свой нос. Но «сказал» - наименее назойливый вариант.

4. Никогда не добавляйте наречия к глаголу «сказал».
...предостерег он строго.
Использовать наречие подобным образом (и почти любым другим) есть смертный грех.

5. Держите под контролем свои восклицательные знаки.
Вам разрешается не более двух-трех на сто тысяч слов прозы.

6. Никогда не употребляйте таких слов, как «вдруг» или «внезапно».

7. Говоры и диалекты используйте скупо.

8. Избегайте детальных описаний персонажей.
Как выглядят «американец и его девушка» в рассказе Эрнеста Хемингуэя «Холмы, как белые слоны»? «Она сняла шляпу и положила ее на столик». Это единственное описание физического облика в рассказе, и тем не менее мы видим эту пару и опознаем по тону голоса – причем, в поле зрения ни одного наречия.

9. При описании мест и вещей не входите в чрезмерные подробности.
Не надо, чтобы описания подменяли собой действие.

10. Старайтесь выносить за скобки все, что читатели имеют склонность пропускать.
Вспомните, что пропускаете вы сами длинные периоды описательной прозы, в которой слишком много слов. Готов поспорить, что диалогов вы не пропускаете.

Но самое важное правило - то, которое суммирует все десять:

Если ваша проза звучит как написанная — перепишите.

Comments:


naagmasa
naagmasa at 2013-08-20 17:10 (UTC) (Ссылка)
всё по делу. настоящий профи.
но вот я лично считаю, что талант, это когда все эти правила не требуются.
Это когда человек чувствует , как нужно писать.
Беднаржевский Михаил
mihab at 2013-08-20 17:15 (UTC) (Ссылка)
Большой талант - человек, которому правила не требуются. Всем остальным они просто необходимы.
naagmasa
naagmasa at 2013-08-20 17:24 (UTC) (Ссылка)
я свою прозу дал почитать Науму Олеву, он сказал - не бросай.
а у меня нет времени, надо ведь семью кормить.
а вы пишите?
Беднаржевский Михаил
mihab at 2013-08-21 02:55 (UTC) (Ссылка)
бросил эти попытки несколько лет назад
Михаил Копылов
kraepelin at 2013-08-20 18:53 (UTC) (Ссылка)
Спасибо.Очень заставляет задуматься.
pavel_herc
pavel_herc at 2013-08-21 02:51 (UTC) (Ссылка)
"Держите под контролем свои восклицательные знаки."
а чтож он про смайлики-то промолчал?))
Беднаржевский Михаил
mihab at 2013-08-21 02:56 (UTC) (Ссылка)
Думаю, в данном случае это синонимы. :)
Дмитрий
e_1_off at 2013-08-24 08:08 (UTC) (Ссылка)
Михаил Афанасиевич Булгаков с недоумением смотрит на этот текст.

"Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина. Первый из них, одетый в летнюю серенькую пару, был маленького роста, упитан, лыс, свою приличную шляпу пирожком нес в руке, а на хорошо выбритом лице его помещались сверхъестественных размеров очки в черной роговой оправе. Второй – плечистый, рыжеватый, вихрастый молодой человек в заломленной на затылок клетчатой кепке – был в ковбойке, жеваных белых брюках и в черных тапочках.

Первый был не кто иной, как Михаил Александрович Берлиоз, председатель правления одной из крупнейших московских литературных ассоциаций, сокращенно именуемой МАССОЛИТ, и редактор толстого художественного журнала, а молодой спутник его – поэт Иван Николаевич Понырев, пишущий под псевдонимом Бездомный.

Попав в тень чуть зеленеющих лип, писатели первым долгом бросились к пестро раскрашенной будочке с надписью «Пиво и воды».

Да, следует отметить первую странность этого страшного майского вечера. Не только у будочки, но и во всей аллее, параллельной Малой Бронной улице, не оказалось ни одного человека. В тот час, когда уж, кажется, и сил не было дышать, когда солнце, раскалив Москву, в сухом тумане валилось куда-то за Садовое кольцо, – никто не пришел под липы, никто не сел на скамейку, пуста была аллея.

– Дайте нарзану, – попросил Берлиоз.

– Нарзану нету, – ответила женщина в будочке и почему-то обиделась.

– Пиво есть? – сиплым голосом осведомился Бездомный.

– Пиво привезут к вечеру, – ответила женщина.

– А что есть? – спросил Берлиоз.

– Абрикосовая, только теплая, – сказала женщина.

– Ну, давайте, давайте, давайте!.."
Previous Entry  Next Entry